Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Ла´вина. Часть 1: Натаха
"Да не хата – терем прям… Cпроси, где дом с балкончиком резным – всяк покажет. В деревне один такой … с балкончиком-то, – расхваливал мужик свою избу, которую мы собирались купить. – У реки стоит прям, вышел с крыльца – и вот она, Песь. Мостки плавают над водой. Глянь, эвона какая лавина… хошь тебе рыбу уди, хошь белье полощи. Красотища прям". Впервые от старика услышала слово это – лАвина. Плот, по сути, из бревен и досок сколоченный, настил обыкновенный к старой черемухе проволокой прикрученный. А вот поди ж ты, лавина! И красота с нее открывается неописуемая. Подобно бидструповской «Скамейке», жил и живет по сей день своей жизнью этот бревенчатый плот, приходят на него стар и млад – искупаться, рыбу половить, белье прополоскать иль на свидание. Разные вокруг лавины события происходили.

Поговаривали меж собой мужики местные – якобы, незаконное это дело ловить молодь на затопленных лугах. Вроде, и статья подходящая заготовлена. Браконьерство как бы получается. Мол, наловил рыбу в лужбанах – отпусти в реку. Такой довод только усмешку вызывал. Песь – река длинная, никто баловством бесполезным заниматься не будет, да и не осетры–белуги в сети попадают. А щурят веками ловили и ловить будут, костлявой рыбы этой в речке на всех хватит. Законом обычай не перешибешь. Новгородский мужик не сентиментальный и упертый, сам себе закон. У него свое понятие о добре, зле и порядках этих столичных.

Ла´вина. Часть 1: НатахаТакой ослепительной белизны бывают только арктические льды при солнечной погоде. Сильно подсиненные небом. Льды эти видом не видывала, но должна же я сравнить с чем-то нереально белым кружевные занавески в бельевой корзине, принесенные на лавину для полоскания. По правде сказать, полоскание белья в реке – громко сказано, ритуал скорее. Возьмешь пододеяльник мокрый за два угла, поелозишь им по воде туда-сюда, с головой купнешь разок, как младенца – вот и все прополаскивание. Успеет напитаться тряпица запахами речными да лесными, после на солнышке ветрами теплыми обдуется – нет ароматнее белья. А для зимнего полоскания у заботливого хозяина в избы (так бы и сказали деревенские – «в избы») специальная клюка стоит, из можжевелового дерева вырезанная. Ею ледок у лавины разбить можно, и освежить простынюху в студеной воде, подцепив на крючковатый сук.

Будто в купель крещенскую окунуть. На морозце развесить полотнища мокрые… Они растопырятся от возмущения и холода, колом застынут на веревке, вымерзнут, выветрятся, а уж потом аккуратно на чердак – досушивать. Ух, и сны снятся потом на такой простынке, светлые, добрые, поля ржаные с васильками. Вот и счастье тебе маленькое.

Ла´вина. Часть 1: НатахаЖенщина окунала в реку выкипяченные, отдающие синевой кружева и завораженно любовалась, как сильное течение распрямляло цветы и узоры на ткани, покрывая их коричнево-желтой водой… Таинство какое-то было в этом полоскании – ажурные розы в реке, странная женщина, поглаживающая воду ладонью. Я тогда впервые увидела соседку нашу… Натаху. Ее занавески-то. На задках нашего огорода, за ожиревшими смородиновыми кустами начиналось соседское картофельное поле. С соседями повезло. Алексей – весь из себя положительный, хозяин справный, почти непьющий.

В депутаты местных советов всегда избирался или при сельсовете чего-то делал – одним словом, государственный человек, сурьезный. Жена его, Наталья – моложавая красивая женщина лет сорока – слыла, по деревенским меркам, слегка чудаковатой. При виде ее выбеленных перекисью пушистых волос мужики шеи себе выворачивали. Накрасив алой помадой губы, нацепив черные очки, в туфлях на каблуках могла выйти с коромыслом и ведрами за водой к колодцу. Местные бабы аж захлебывались от дерзости такой. Провожая ее насмешливыми взглядами, крутили пальцем у виска. По молодости, говорят, была Натаха развеселой и озорной, и дурь впереди ее разбитной головушки бежала. Встретив Алексея, остепенилась, поутихла и частенько ходила по деревне с отрешенной улыбкой абсолютно счастливого человека. А в сарафанчике на тонких лямочках сама была похожа на кружевную занавесочку. Светлая, чистенькая. Красота. Любила Натаха летом в жаркий день уединиться на заднем дворе своей избы – подальше от любопытных – позагорать в открытом купальнике, прислонив руки к нагретым бревнам. Так ведь в деревне не схоронишься. В окошке, ситчиком задернутом, за геранью на подоконнике – везде всевидящие бабули. И донесут ведь, опять же все по доброте душевной.

– Ляксей, сказал бы своей, чтоб на задворках в исподнем–то не страмилась. Загорает она… Тьфу.
– А ты, Дарья, портки ватные посымала бы, да тоже на солнце кости прогрела… рядышком-то, – отшучивался Алексей.

Пусть, что хотят говорят – нет краше его ненаглядной Натахи. Все одно к одному… Cынок радовал – какой красавец вымахал! Техникой увлекался, музыкой, мотоциклом. Вот на побывку с армии в деревню приехал, с дружками рванули на железнодорожную станцию, в пивную. Встречу отметить. Может, повздорила молодежь там, то ли развезло парня с радости, только, говорят, видели, как выносили его из пивнушки на свежий воздух, положили поблизости в тенек на ржавую колею, травой заросшую. И какого черта туда маневровый тепловоз задним ходом попятился… на старый этот путь тупиковый… сто лет в обед никто по рельсам этим не ездил. Двух ног сынок сразу и лишился.

Наталья, как узнала, кричала сильно, в истерике билась. А когда в больнице увидела – поняла, что счастливой ее жизни пришел конец. Замолчала, окаменела.

Отец мой распутывал сети рыболовные для просушки – к зиме готовил, когда услышал сильный всплеск на реке у лавины. Непривычно громкий. В деревне человек, особенно городской, вдвойне чуток к звукам, ко всему прислушивается – от чего звук исходит? Всякому шороху, стуку объяснение найти надобно. Вот шантрапа мелкая плюхается с разбега в реку – там визг и крик оглашенный; рыба плещется – та аккуратненько, играючи. Не выросла еще в Песи такая рыбища, чтоб громко плескаться. А тут резкий всплеск, тяжелый… не объяснимый сходу. Вышел из сарая глянуть на воду. Посреди реки человек барахтался. Молча.

Куртку знакомую признал сразу.

– Наталья, ты что ли? – себя спросил. Больше ж никого вокруг.

Мигом сбежал с высокого обрыва к лавине, в чем был нырнул в реку, схватил женщину за ворот одежи, поволок к берегу. Она не сопротивлялась, лицо белое. Выпихнул тяжелую, намокшую Наталью на мостки, сам с трудом вскарабкался.

– Ты что, ты что… с ума сошла? Чего удумала… Да разве ж так можно. Ну, тихо, тихо… Держись за меня.
Наталья безмолвно повисла на отцовском плече.
– Ох, Яков, – только и прошептала. Трясло ее сильно.
Доплелись до дома.
– Принимай утопленницу, – сдал Натаху с рук на руки мужу. Тот и без слов все понял. Боялся этого и вот… не углядел.
– Ты, Яков,… того… не болтай по деревне-то, – тихо сказала на прощанье.
– Об этом не волнуйся.

Могла бы и не говорить. Яков не из болтливых.

Ла´вина. Часть 1: НатахаЛа´вина. Часть 1: Натаха

Сынок сильным оказался, выкарабкался. На протезах мотоцикл заново освоил, женился на девчонке из соседней деревни и даже внука Наталье подарил (вон сын подсказывает – дважды жениться успел). Много чего успел до 25 лет, отмеренных ему богом. Видно там, на небесах, ужаснувшись от содеянного, накинули ему небольшой кусочек жизни еще… Чтоб род продолжить, чтоб мать в себя пришла. Многое даже не начал. Молодым покинул этот мир.

Лет через пять случилось в деревне той быть. Алексей, говорят, запил не на шутку. Советы местные исчезли из деревенской жизни, некому и нечего советовать – все умными стали. У магазина Натаху приметила, с трудом узнала. В серой куртке, сером платке, сапоги резиновые. Как положено в деревне. Взгляд отрешенный, прежний, но неживой, в никуда. Не признала меня. Не взглянула даже.

Мимо лавины прохожу – всегда ее вспоминаю. И занавески те кружевные, белоснежные, притопленные в рыжей речной воде, словно водоросли, по течению стелятся.

Окончание следует

Статья просмотрена: 1261
Рейтинг статьи: 5
Bookmark and Share
Страны: СССР
Нина Коржавина
Нина Коржавина, 21.05.2016 в 09:03
Источник изображений: Константин Коржавин
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 22 )
 Константинова
Сильно! Правдиво! Искренне!
 Коржавина
Спасибо, Валентина, за хорошие слова, которые так необходимы и приятны каждому автору. Удачи Вам!
 Печенегов
Романтично, поэтично, изящно! Приятно видеть Вас, Нина, вновь на сайте. Спасибо! Более подробный комментарий оставлю позднее, когда буду в Москве. Сейчас в Тверской глубинке, связь плохая. Тогда и о "ослепительной" белизне арктических льдов поговорим.
 Коржавина
Спасибо, Сергей! Получить весточку от Вас- для меня большая честь. Я тоже на даче , связи никакой...Привожу в порядок сад, сильно пострадавший в эту плохую зиму. Насчет "белизны льдов" Вы меня напугали...Но я предупреждала, что "льды эти видом не видывала"....А то окажется, что они какие- нибудь темносерые или рыжие...Позор на всю страну))))) До встречи в ВЭП.
 Печенегов
На самом деле, арктические льды многоцветны, в зависимости от высоты и яркости солнца, а ещё от состояния льда. Часто в них отражается вся гамма спектра. Удивительно завораживающая картина!
 Кирпищиков
Необычный жанр. Путешествие в русскую деревню. Столько подобных историй, что на них не обращают внимание те, кто мир видит через призму "зачернённых" стёкол лимузинов. А и в подобных деревнях жизнь человеческая также бесценна и там живут прекрасные люди и хотят жить счастливо. Там , как правило, люди ближе к Природе, но из-за добывания "хлеба насущного" им некогда задумываться о смысле жизни...
 Коржавина
Они,деревенские жители, и есть сама Природа.Благо, имею возможность наблюдать ежегодно уже в течение лет 50 за изменениями деревенской жизни.Они есть, несомненно,но консерватизм и деревенские устои- они на века. Возможно, это и хорошо, что остаются места,где можно полностью отключиться от бесполезных дум о смысле жизни, а просто жить. Но не навсегда...
 Федорченко
Особенно хочется отметить фантастические фотографии, которыми Нина Коржавина иллюстрирует практически все свои великолепные произведения. Это - фотографии ее сына, потрясающего мастера ракурса и художественного взгляда - Константина.
 Кирпищиков
Фотографии действительно выполнены фотохудожником, они завораживают и содержат добрую энергетику
 Коржавина
Спасибо от меня и от Кости)
 Барабанов
Здравствует, Нина.
Структура рассказа у вас фирменная. В основе вечное, речная «ла вина», которая и купель, и омут, и этакий ваш «жесткий диск», из которого (из которой - ла вина, ведь) выплывают эпизоды былого. Задачу вы себе поставили сложную, так как через такой строгий, библейский образ выписать драму деревни, вкупе с конкретной человеческой трагедией можно только минимумом очень точных фраз. Когда-то, кажется, молодому Хемингуэю, экзаменуя его на репортерскую профпригодность, предложили задание. Четырьмя словами описать человеческую трагедию. Он написал объявление: «Продаются детские ботиночки. Неношеные.» Этот эпизод чем-то перекликается с вашим текстом. Слов у вас, правда, больше, но и задачи другие. Я бы вас, будь я главредом Нью-Йорк таймс, на работу взял. Отмечу так же, что лишних фраз и неточностей для вас здесь многовато. Вот для примера.
«Взгляд отрешенный, прежний, но неживой, в никуда. Не признала меня. Не взглянула даже.» Во-первых. Для того чтобы констатировать «неузнанность», вы должны были поймать взгляд Натахи. В противном случае, она вас не заметила. Даже если сделала вид, что не заметила. Во-вторых, про взгляд отрешенный, прежний. По сути дела, здесь стилистическая ошибка. Выше вы описываете Натаху как деревенскую красавицу, кокетку и озорницу. Может ли мертвый взгляд кокетки-озрницы оставаться прежним? Есть и другие тонкости, которые нуждаются в доработке.
Извините, если я с суконным рылом… Рассказ прочел, а вернее перечитал, так как вспомнил, что читал его раньше, с удовольствием. Думаю, что лауреатство в ВЭПе вам обеспечено. А там и Буккер не за горами. Дерзайте!
 Барабанов
Нина, "Здравствует" это - очепятка , которая, надеюсь, еще много лет не будет противоречить истине)))
Йети съел этот комментарий
 Коржавина
Посудите сами, Виктор, «зачем козе баян», даже в виде Букеровской премии? Еще и дерзать ради этого. Ну, нет… Пусть, если очень хотят, присваивают посмертно. Меня вот такие отзывы, как Ваш, гораздо больше стимулируют к жизни и творчеству. Пожилой тетке большего и не надо - буду теперь обмусоливать полгода каждое Ваше доброе слово, в тысячный раз перечитывая свои гениальные рассказы ( ведь «обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад»), нафантазирую, как повезло бы в жизни , работая в Нью- Йорк таймс , и что шеф- главред Барабанофф сделал правильный выбор.
О ЛАвине - слово редкое, о нем мало информации даже в интернете, все больше о лавИнах. Мостик, плотик, в крайнем случае - лава, хотя последнее тоже не частое . Но именно лАвина- употребляется только в двух областях России( сходу не припомню, в каких )- плавающие мостки для полоскания белья на реке ,не стоящие на опорах, прикрученные проволокой, без перил
Красивое слово ,звучное, ёмкое. Все мои деревенские рассказы – это воспоминания о жизни у реки, у лАвины.
Что касается Ваших замечаний, то они меня просто обрадовали! Внимательный читатель, как Вы говорите, штучный товар. И я ведь ,когда рассказ писала, тоже за эти две фразы цеплялась, а значит, как бы я не оправдывала себя, в них есть двусмысленность или ошибка. Просто, я считала, что «отрешенный взгляд» может быть как у счастливого человека, так и несчастливого…в одном случае с улыбкой на лице, в другом - в никуда. И про встречу с Натахой в магазине рассуждала так – я ведь знала, что в деревне, где все и всё на виду, каждое «свежее» лицо привлекает внимание, чужака рассматривают, как диковинку - кто, к кому приехали, зачем. И то, что она не взглянула даже на меня - в этом была странность местного жителя. Но я –то это знала, А Вы могли и не знать. Но согласна - согласна с Вами, чтобы не признать, надо хотя бы взглянуть.
Спасибо большое Вам, Виктор за комментарий. Не знаю, напишу ли я еще что-нибудь(возможно…после Вашего доброго импульса) Одно знаю- делаю всегда это с большим удовольствием и интересом.
Йети съел этот комментарий
 Коржавина
Спасибо, Виктор, спасибо.
Полностью согласна с Вашей фразой : «…если кто-то, кто хотел услышать, но не смог, то автору можно еще добавить в движении к этому абсолюту». Как перфекционист, я ,несомненно ,подумаю, как подправить текст, но уже в авторском экземпляре.
Два слова по поводу критики вообще. Совсем не обязательно каждый автор может (должен) воспринимать позитивно критические замечания (как бы сказал «родитель» своих текстов: «Как хочу, так и воспитываю…»). Главное, чтобы критика была по делу и доброжелательной. Цитируя известную фразу из детского рассказа «Синие листья» Валентины Осеевой: «Надо так давать, чтобы можно было взять».
А вообще, не слишком ли мы с Вами, Виктор , увлеклись здесь милой нашему сердцу литературной составляющей рассказов, это же Энциклопедия Путешествий. Каждый автор делится здесь тем, чего не видели другие, не увидят или смогут взглянуть на обычные вещи «другими» глазами с неожиданной стороны. В меру своего умения и таланта. И за это всем только спасибо надо сказать.
Вам персональное спасибо еще раз.
Йети съел этот комментарий
 Коржавина
Ну вот...(
 Барабанов
Убрал, раз такого рода комменты вас огорчают.
 Кутенина
Ниночка, как же ты хорошо пишешь! Пропустила летом твою публикацию, зато сейчас прочитала на одном дыхании. Спасибо тебе!
 Туманова
Нина, читаю Ваше повествование, словно сижу на этой удивительной красоты речушки и слушаю задушевную русскую песню. И даже не хочется анализировать стилистику написания, т.к. не коробит ни одна фраза, все искренне, легко и трогательно. Писать так нельзя научиться, необходимо уметь любить и чувствовать людей, природу, родные и близкие места и все это у Вас есть.Спасибо. На душе становится тепло и радостно при чтении ваших воспоминаний.
 Коржавина
Спасибо огромное Людмила, спасибо огромное Наташа!Приятно очень читать такие отзывы.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел/факс +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо