Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Записки пешехода. Первый день в Лиссабоне-2
Читать весь цикл статей: Записки пешехода
Аннотация серии статей

Раньше я говорил, что люблю смотреть, как бежит река, горит костер и скачут лошади. Слова, хотя искренние, но реминисцентные. Сейчас об объекте своей любви могу сказать проще: «Люблю ходить по Земле и смотреть вокруг». Иногда любовь случается взаимной. Последний раз так случилось в Португалии. На Лиссабонской Ривьере. Именно о Лиссабоне первая серия рассказов-хроник цикла «Записки пешехода».

Скоро узнаем причину чрезмерной многолюдности именно этой площади. В окрестных барах и кафе бесплатно угощают портвейном. Портвейн, даже португальский, т.е. единственно настоящий, я не жалую. Но системный признак души русской – любовь к дармовщине, делает своё дело. Решаю приобщиться и продегустировать. Увы, португальцы тоже любят халяву. К барным стойкам не протолкнуться.

Если вы не англичание, покупать не советуюМы проснулись, когда солнце уже клонилось к закату. Решаем посвятить остаток дня и вечер более обстоятельному знакомству с районом Байши преимущественно в западном направлении, и за одно, определиться, где будем ужинать. Миновав ставшие уже хорошо знакомыми площади Россиу и Фигуейра, выходим на третью Площадь Святого Доминика (Largo São Domingos) На ней почему-то толпится очень много людей, в петлицах у некоторых - красные гвоздики. Скоро узнаем причину чрезмерной многолюдности именно этой площади. В окрестных барах и кафе бесплатно угощают портвейном. Портвейн, даже португальский, т.е. единственно настоящий, я не жалую. Но системный признак души русской – любовь к дармовщине, делает своё дело. Решаю приобщиться и продегустировать. Увы, португальцы тоже любят халяву. К барным стойкам не протолкнуться. Наконец, нахожу заведение, в котором народу умеренно.

Прошу (по-английски) налить сухого белого портвейна, но мне почему-то наливают красного сладкого, причем в стеклянный бокал. Все «халявщики» возле баров с пластиковыми малюсенькими стаканчиками. Умом экономиста-аналитика понимаю, что попал на пять евро, этот бар в акции участие не принимает. Хорошо хоть жена, якобы бесплатным портвейном не прельстилась, и сэкономила мне вторую пятерку. Прихлёбываю сладкий напиток, чувствуя горчинку осознания себя простаком, когда с нами заводит беседу на очень приличном русском языке мужчина средних лет. Разговорились. Собеседник оказался поляком, эмигрировавшим в Португалию еще в начале девяностых. Имя - Тадеуш. Сексуальная ориентация - нетрадиционная. Впрочем, именно такая же ориентация и у бара, куда нас занесло. На всякий случай демонстрирую свой натуризм, крепко обнимая жену за талию. Начинаю собирать информацию. Выясняется, что сегодня национальный праздник – день революции красных гвоздик. 25 апреля 1974 года произошёл бескровный переход от диктатуры к демократии. Гвоздики в дни революции демонстранты вставляли в дула автоматов солдат. Собственно, про праздник 25 апреля я читал в путеводителе, но забыл. Знал я и то, что в Португалию много десятилетий возглавлял диктатор Салазар. И представлял диктатора, равно как и испанского генералиссимуса Франко, младшим троюродным братом полномасштабных людоедов, в недавнее время игравшим значительную роль на мировой арене.

Праздник красных гвоздикПлощадь Святого Доминика

Предлагаю Тадеушу, как мне казалось, беспроигрышный тост:
- Долой диктатуры и диктаторов. Да здравствует демократия!
Тадеуш тост поддержал, чокнулся со мной своей пивной кружкой, потом улыбнулся и произнес:
- Да, диктаторы и диктатуры ужасны. Вы, да и мы поляки, от Ленина и Сталина хлебнули лиха. А вам русским ещё от Путина достанется. Но как вы думаете, кто сегодня в демократической, «евросоюзной» Португалии самая популярная личность?
Я не знаю и отвечаю наобум:
- Роналдо или Эсейбио, а может Васко да Гама?
- Нет. На первом месте Антониу ди Оливейру Салазар…

Тогда это мне показалось странным. Позже я найду следующие объяснения феномену Салазара. Субъективно диктатор Салазар симпатичен мне тем, что, в отличие от его коллег: маршала Тито, каудильо Франко, генералиссимуса Сталина, формально всегда оставался профессором-экономистом. Понты, конечно. Но ежегодно, на протяжении более чем трех десятилетий, премьер-министр с неограниченными полномочиями собственноручно писал заявление ректору Коимбрского университета с просьбой предоставить ему неоплачиваемый отпуск и освободить от чтения лекций. Мне приятно, что мы с Салазаром - коллеги по основной специальности, которая, согласно классификации нашей Высшей аттестационной комиссии (ВАК) называется 08.00.01 - политическая экономия.

Ну, а теперь объективные достижения Салазара, каждое из которых, на мой взгляд, делает его благодетелем миллионов португальцев и не только их.

  1. Calcada do Ducue (Лестница герцога)Благодаря его политике Португалия не участвовала во Второй мировой войне.
  2. Во время Второй мировой войны португальские транзитные визы спасли жизнь сотням тысяч евреев. Даже, когда Гитлер захватил большую часть Европы, Салазар официально и резко осуждал фашизм.
  3. Диктаторские инструменты типа цензуры, преследования оппозиции были жёстко направлены против коммунистов просоветского толка. При этом ни один оппозиционер не был казнен, т.к. Салазар не восстановил в стране смертную казнь. То есть Салазар, по существу, бескровно уберег португальцев от прелестей коммунистического пути развития, на который многие были склонны ступить.

И, наконец, last but not least. Свои профессорские экономические знания Салазар сумел последовательно реализовать, пусть и опираясь на штыки стоящих за его спиной генералов. Он сбалансировал бюджет и заставил государство жить по средствам.

Мой собеседник Тадеуш сформулировал заслуги диктатора ёмко и коротко: «Салазар не обещал португальцам, что те будут жить хорошо. Он заботился, чтобы они не жили худо». Действительно, новейшая история Португалии не знала ни заметных взлетов, ни глубоких падений. Это сильно отличает ее до сих пор от стран - лидеров Евросоюза и США, народ которых живёт год от года все богаче, но сразу чувствует себя несчастным, если этот рост замедляется. Отличается она и от России, народ которой всегда жил плохо, просто потому, что никогда не жил хорошо. Русские не знают, что от диктаторов можно ждать не только победоносных войн с аннексиями и контрибуциями, но и бутербродов с осетровой икрой к праздникам.

На этикетке sandes de leitio буреброд с поросёнкомНабережная реки Тежу

Я хочу угостить Тадеуша в благодарность за оригинальную политинформацию и прошу его заказать по рюмке того, что у местных является аналогом славянской водки, т.е. прозрачное и крепкое. Поднимаем стаканчики за португало-российскую дружбу. Напиток очень крепкий, назывется Aguardente, по вкусу похож на наш плохо очищенный самогон, в который к тому же добавили стеклоочистителя.

Агварденте или Агуардиенте. Спиртовый дестилят из виноградных или любых других фруктово-овощных выжимок. В магазинах у него самая низкая цена из всех крепких алкогольных напитков. От 4 до 8 евро за бутылку. Крепость в основном 50% и выше. Пить сможет только тот, кто когда-то пил тройной одеколон, ну или люди очень экономные, так как удельный вес этиленгликоля на затраченный евроцент у этого напитка максимально возможный. Позже купленная мной в исследовательских целях бутылка так и осталась почти полной в гостинице. Отмечу, на этикетке производитель обещал "тонкий элегантный вкус с оттенком винограда и тропических фруктов". Скажу честно, если это был вкус винограда и фруктов, то элегантной следует называть взобравшуюся на подиум десятидовую тетку с пораженными артрозом конечностями.

Вскоре мы прощаемся с приятным собеседником, декларировав возможность встречи на днях «здесь же», идем смотреть город, в котором люди никогда не жили плохо, что семантически не равнозначно утверждению «в этом городе люди всегда жили хорошо».

Шагаем от площади по пешеходной улице Порташ де Санту Антау (Portas de Santo Antão). Согласно путеводителю, на ней расположен Национальный географический музей со знаменитыми экспонатами из бывших португальских колоний, но улица это всё же имеет не географическую, а гастрономическую специфику, так как полностью заставлена столиками и летними верандами ресторанов. Находим и ресторан, который Тадеуш рекомендовал нам за оптимальное соотношение цены и качества. Ужинать еще рано, рестораны почти пусты. На нас налетает ресторанный араб-зазывала, владеющий нужными фразами, видимо, на всех языках мира. Ему мало нашего намерения посетить ресторан «попозже», он мечтает о маленьком задатке. Видимо, не желая быстро расставаться с мечтой, он еще целый квартал сопровождает нас, убеждая, что посещение «его» ресторана по наслаждению сопоставимо разве что с первой брачной ночью, доброй затяжкой «косячком» или раем, в который попал моджахед.

Скоро опять выходим на большую площадь. Это Praça dos Restauradores (Рештаурадориш - площадь Восстановителей). У меня начинает складываться впечатление, что в Лиссабоне, во всяком случае, в районе Байша, нет улиц в строгом понимании этого слова, а есть только переулки, но переулки соединяют не улицы, а площади. Поэтому переулки должны быть переименованы в переплощадки.

Ныне это отель ЭдемПересекаем Восстановителей, поглазев на своеобразное здание - жемчужину португальского ар-деко, которое в 1929 году было построено как кинотеатр, а теперь здесь стильный отель «Эдем». Мы планировали остановиться именно в нем, но в брони нам отказали. Здание любопытное, но радует хотя бы то, что наш отель расположен еще лучше. Неподалеку от Эдема находим узкою очень крутую улочку, по которой ходит желтый трамвай. Вернее, это не трамвай, а фуникулер с довольно претенциозным названием Gloria (Глория), за 3 евро поднимающий желающих на смотровую площадку.

Впрочем, если учесть, что трамвайчик возит туристов с 1885 года, название не такое уж и незаслуженное. Перепад высот подъема - всего метров 100, а длина - метров 500. Если учесть, что в Абзаково мы с супругой перед сном два-три раза в неделю ходим десятикилометровый маршрут с несколькими такими подъемами, то платить 6 евро здесь - просто нелепая трата денег. Мы бодро зашагали вдоль рельсов под мою стихотворную импровизацию, коверкающую знаменитое стихотворение Б. Слуцкого:

Можем мы с тобой ходить и плавать,
Но не хорошо, не далеко.
Глория по-русски значит – слава,
Это вам запомнится легко.

Шел трамвай, своим названьем гордый
Крутизну стараясь превозмочь.
Следом, добрыми мотая мордами,
Мы плелись, гоня сомненья прочь…

Фуникулер догнал нас уже в самом конце пути, выпустив из себя несколько пар немецких пенсов. Мы иронично фотографируем их и кондуктора-вогоновожатого в форме. Ироничны мы потому, что от остановки до смотровой площадки (miradouro) Сан Педру ди Алкантара нужно всё равно еще идти пешком, правда, уже по более пологим дорожкам.

Фуникулёр Gloria уже в конце путиЯ - не вогоновожатый, я - водитель СлавыФуникулёр Gloria

Любопытно, что в большинстве путеводителей, даже в таком солидном, как Дорлинг Киндерсли, написано так: «Смотровая площадка Мирадору ди Сан Педру ди Алкантара». Насколько я знаю португальский, «miradouro» переводится как бельведер, т.е. сооружение для обзора окрестностей... Видимо, редакторы русскоязычных путеводителей исходили из того, что россиянину одинаково неведомы значение слов и miradouro, и бельведер. В связи с этим вспоминается наш ротный старшина, который инструктаж перед увольнительной неизменно заканчивал фразой: «…В увольнительной вы должны высоко держать звание советского солдата за рубежом, поэтому для получения кондомов системы презерватив, в одну шеренгу становись!»

Панарама с  Мирадору ди Сан Педру ди АлкантараВид со смотровой площадки Мирадору ди Сан Педру ди Алкантара

Площадка - не совсем площадка, а сквер со старыми, раскидистыми деревьями. Одна сторона сквера обрывиста и отгорожена каменной балюстрадой. Именно с неё открывается великолепный вид восточного Лиссабона, вплоть до акватории реки Тежу. У ограждения площадки - стол-карта, выложенная керамической плиткой в технике азулежу. По ней любознательные могут идентифицировать контуры зданий открывающейся панорамы. Мы пробуем это делать, но местность накрывает туман, начинает моросить. Если дождь усилится, нужно где-то укрываться. У нас на двоих - один хлипкий складной зонтик. Быстренько фотографируюсь у популярного здесь памятника газетному магнату. Заслуги магната все давно забыли и бронзовая внешность его весьма ординарна, зато очаровательна фигура мальчишки - разносчика газет перед постаментом (Памятник журналисту и основателю издания «Diário de Noticias» Эдуарду Коэльо (1835-1889 гг.). Установлен в 1904 году, когда в районе были сосредоточены издательства и типографии).

Я решился сфотографироваться только с мальчишкой-газетчикомФрагмент памятника журналисту Эдуарду Коэльо

Решаем пройтись немного по примыкающему к площадке кварталу Байрру-Алту, крутые улочки которого, временами переходящие в широкие ступени и даже обычные лестницы, сплошь заняты кафе и ресторанами.

Мы любим гулять в дождь, особенно в субтропиках. Под этим лиссабонским дождем я словно попал в роман Жозе Сарамаго «Год смерти Рикардо Рейса». Там на протяжении первых сорока страниц в Лиссабоне тоже, не переставая, идет дождь. У моей московской высокообразованной кузины, которой я подарил эту книгу, роман вызвал неприятие: «Я не могу читать роман, в котором непрерывно идет дождь». Вообще-то и большинство других женщин, независимо от образовательного ценза, дождь не любит. Причина утилитарна. В дождь от повышенной влажности распрямляются завитые волосы и портится прическа. Моя жена от романа Саромаго тоже не в восторге, но дождь обожает. Всё просто. У неё очень густые и волнистые волосы, которые попав под дождь, начинают красиво виться…

Идем в сторону нашего отеля «по азимуту». Навигатор у меня «завис», но чутьё «пешеходника» работает. Более или менее точно я знаю только то, что нужно забирать влево, не быстро теряя высоту. Мы уже изрядно промокли, так как дождь почти не прекращался. Мои мокасины хлюпают, жене проще, - она в босоножках. Смеркается, в воздухе запахи дождя начинают смешиваться с ароматами готовящейся снеди. Но нас манит не еда, а тепло. Температура воздуха за 20, однако ветрено и сыро. Мы давно потеряли счет пройденным лестницам и спускам, а знакомых ориентиров всё нет. Наконец, оказываемся на особенно длинной, изломистой и крутой лестнице, пройдя половину которой, я уже готов воскликнуть: «Заблудились!», но тут, за крутым лестничным поворотом, оказываемся в паре сотен метров от нашего отеля.

Памятник журналисту и основателю издания Diario de Noticias Эдуарду КоэльоПлощадь Святого Доминика

Единодушно принимаем решение не идти на ужин. Через полчаса, приняв ванну и добрый глоток СAMUS я с ощущением дня, прожитого не напрасно, засыпаю под телевизор, уютно бормочущий что-то на самом некрасивом в Европе языке.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 1004
Рейтинг статьи: 5
Bookmark and Share
Страны: Португалия
Виктор Барабанов
Виктор Барабанов, 26.11.2016 в 02:10
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 9 )
 Константинова
Уважаемый Виктор! Очень живо и образно! Талантливо и с любовью! У Вас есть удивительное качество - Вы умеете передавать через строчки заметок Вашу любовь к человечеству. Мне это очень симпатично! Замечу: так вкусно рассказывать может далеко не каждый! Спасибо. Жду продолжения...
 Барабанов
Спасибо,Валентина. Захватили вы меня. Редактор говорит, что это авторам вредно.😉
 Барабанов
захвалили))))
 Небыкова
Понравилась Вам Португалия?
Йети съел этот комментарий
Йети съел этот комментарий
 Барабанов
Я влюбился в этот город сразу. Двадцать лет подряд называл любимыми городами Нью-Йорк и Париж, и потребовалось всего пятнадцать минут, чтобы их потеснил Лиссабон. Объяснять причину любви с первого взгляда - занятие малоперспективное.

Известно, если мужчина может внятно объяснить, за что полюбил женщину, значит, любовь уже прошла, и он скоро ее бросит. Наверное, и с любовью к конкретному месту дела обстоят похоже. " Это цитата из опубликованного цикла. Теперь отвечаю на ваш вопрос, Оля: "Да!"
 Небыкова
А правда, что в Португалии все люди выглядят счастливыми?
 Барабанов
Нет, Оля. Из окна гостиницы я наблюдал, как устравается на лавочке на ночлег бомж. Перед тем как лечь он вытащил бутылку водки, но открывая выронил ее. Бутылка разбилась. Бомж смотрел на осколки и плакал.Это был португалец и он выглядел несчастным..
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел/факс +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо