eng Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Банный день. Часть 1: Общественная баня
Компания старшеклассниц-переростков шумно влетала в моечную, словно стая ярких снегирей. Опьяненные своей прилюдной наготой, молодостью, задирались, водой холодной брызгались, руками размахивали. Хохотали – заливались, незнамо чего, - визг на всю баню. Волосы длинные по спине, тела упругие, белоснежные – ни морщинки, ни складочки. Груди, как яблоки наливные. Глаз не отвести было от красоты такой. «Кровь с молоком» – это про них. Бабульки у остывших шаек улыбались, восторгались, млели… Молодухи же каждую украдкой глазами поедали – оценивали, интуитивно чувствуя подрастающих соперниц, разлучниц.

Река Песь разделяет две деревниСегодня Минцы – одна большая деревня по обе стороны реки. Хотя исторически, два поселения - Минцы и Василёво, - на противоположных берегах реки всегда именовались и жили самостоятельно. Люди оседло стали осваивать здешние новгородские места давным-давно. Археологи утверждают, что Минецкий погост существовал ещё в 16 веке. В 19 веке, в тысяча восемьсот какие-то шестидесятые годы, земли эти были подарены графине Анне Семеновне Шаховской и сенатору, князю Михаилу Николаевичу Шаховскому.

Никаких дворцов, хозяйских построек у именитых владельцев на приобретенных землях не было обнаружено, да и вряд ли они сами бывали в этих дремучих лесных и болотистых краях, в комариной глубинке, при непроходимости местных дорог и дальности от железнодорожной станции. Тем не менее, князь принял самое деятельное участие в развитии тех поселений. Для деревенских жителей были построены школа, земская больница на 10 коек с врачом и фельдшером, для чего именитые Шаховские пожертвовали деньги, землю и лес. В 1874 году с их помощью в Минцах была выстроена прекрасная церковь Георгия Победоносца, в 1897 году построена библиотека-читальня.

С начала 20 века имение Василёво Минецкого погоста стало принадлежать вдове генерал-майора Надежде Иннокентьевне Каменской, доставшееся ей от отца, купившего деревню на торгах у князя М. Н. Шаховского. Каменская с еще большим рвением продолжила обустройство быта сельчан в купленных деревнях. В 1908 году была построена почта, создана пожарная дружина (в деревне!). В 1909-10 годы существующая уже больница (в деревне!) значительно расширилась, добавлены «аптека с ожидальной, родильня, хирургия с операционной, инфекционное (сифилисное) отделение», при больнице задумывалась баня на фундаменте. В Василёво был высажен парк с кустами рябинника, куртинами сирени и большим количеством сибирских кедров, сохранившихся и поныне. Кедров, не встречающихся в лесах Новгородской области!

Но главным благодеянием Каменской было открытие в деревне фабрики древесного картона, просуществовавшей 100 лет, до 2006 года. Фабрика была несомненным подарком для местных жителей, и в первую очередь, она решала вопрос людской занятости. По меньшей мере, сотня-другая крестьян из близлежащих деревень имела постоянную работу около дома и средства существования, отчасти спасая мужское население, особенно в зимний мёртвый сезон, от безделья, тунеядства и беспробудного пьянства. От фабрики крестьянам «перепадало» и в социальных вопросах. Например, можно было за небольшую мзду в виде сена или десятка берёзовых веников, взять «напрокат» фабричную лошадь, чтобы перепахать по весне личный огород под картошку.

Рыба в реке водитсяРожь убирают

А еще фабрика построила для деревенских жителей общественную баню, всеми любимую и охотно посещаемую. Обеспечила её необходимым: помещением, водой-электричеством, котлами там всякими, дровами, тазами и даже банщицей. Помещение простое, без выкрутас, но каменное: раздевалка с крючками на стенах да скамейками; моечная, метров 70 с высокими четырехметровыми потолками, лавками деревянными, кранами большими промышленными – с кипятком и холодной речной водой, железными шайками с двумя ручками – для мытья и оката… Отдельная парилка для ценителей. Вот и вся баня, а что еще надо-то? Ну, веники уж свои приносили… Два банных дня еженедельно – по пятницам мылись женщины, суббота – для мужиков.

Мне довелось посещать эту общественную баню в деревне в 70-90-е годы, и впечатления остались самые незабываемые. Это ж, как в кино сходить… ежели не только сосредоточиться на мытье, а ещё и на людей поглазеть, попримечать интересное. Любопытнейшее занятие, скажу я вам… Костлявые, с отвисшей кожей, но крепкие еще старушки мылись долго, тщательно. Мякенькой тряпицей, обильно намазанной земляничным мылом, медленно обтирали лоб, лицо, остроугольные локти и коленки… все, до пяток на ногах. Расплетали собранные в тугой пучок редкие волосёнки, любовно распутывали их деревянным гребешком, продлевая моменты расслабления и теплого блаженства.

После баниДеревенская улица

Компания старшеклассниц-переростков шумно влетала в моечную, словно стая ярких снегирей. Опьяненные своей прилюдной наготой, молодостью, задирались, водой холодной брызгались, руками размахивали. Хохотали – заливались, незнамо чего, визг на всю баню. Волосы длинные по спине, тела упругие, белоснежные – ни морщинки, ни складочки. Груди, как яблоки наливные. Глаз не отвести было от красоты такой. «Кровь с молоком» – это про них.

Бабульки у остывших шаек улыбались, восторгались, млели. Молодухи же каждую украдкой глазами поедали – оценивали, интуитивно чувствуя подрастающих соперниц, разлучниц.

Те, кому перевалило за тридцатник с хвостиком (по всем канонам женщины бальзаковского возраста, старухи, чай, без пяти минут…), однажды в зеркале углядев невесть откуда взявшееся увядание былой красоты и два-три штриха поблекшей молодости, судорожно пытались наверстать упущенное. Баня для этого – самое подходящее место. Обложившись на лавке тазами, мисками, банками, сосредоточенно переливали, разбавляли, перемешивали, вспенивали смеси, отвары трав, корней, мухоморов и всего, что только им ведомо, после так же вдумчиво омывали этим зельем шею, плечи, ноги, волосы. Для лица – особая бутылочка с настойкой целебных растений, коричнево-зеленого цвета. Таким снадобьем, небось, еще бабка умывалась, лицо прямо на глазах становилось гладким, словно попка младенца. Глядишь, теперь и зеркальце в ответ вредничать не станет, подобреет.

Первые заморозкиПервые заморозки

Малых детей брали с собой в баню, в основном, по пятницам, в женский день. Ну как – малых, лет до 10-12. И девчонок, и пацанов. Дети баню не любили. Обычно шумные и непоседливые, в моечной они цепенели, столбенели, со страхом озирались, напуганные банным эхом, лязганьем шаек, снующими взрослыми голыми тётками. Те, что постарше, и вовсе смущались. А тут еще и капля холодная с потолка по макушке долбанёт… Неприятно. Безропотно давали себя намыть, оплескать тёпленькой водой и - бегом в раздевалку. Там молодняк отпаивали припасенным морсом клюквенным или брусничным, а то и домашним квасом на жареных черных сухарях. Детей укутывали в платки, шапки, куртки и выпроваживали за дверь на улицу, где их уже поджидал кто-то из взрослых. Любопытно, что мои дети от посещения общественной бани в 5-7-летнем возрасте прекрасно запомнили только эти капли холодной воды, висящие, как шарики от подшипников, на банном потолке…

Зинаида Серебрякова, БАНЯСовсем о другом восприятии бани в младые годы поведала мне одна моя знакомая: «Обилие голых женских тел вокруг казалось моей "пуританской" душе стыдным и неприличным, а главное – некрасивым. Почему-то не помню ни одной красавицы, а ведь были же, наверное! Вспоминаются только обрюзгшие тела, узловатые руки-ноги с выступившими венами, обвисшие груди... Какой там Рубенс? Обмыться быстренько – и бежать…» Выполнив свой родительский долг, мамаши облегченно выдыхали и принимались за мытьё себя, любимых. Главное в бане – потереть спинку.

Тут только кивни соседке справа – слева, любая с радостью, со всей доброй мощью… «Ну, хватит, хватит, до дырки дотрёшь… А то сороки унесут». Спинку потереть – тут каждая безотказно, без потертой спины – какая ж баня! В углу моечной дверь в парилку – как вход в преисподнюю. Не всякий осмеливался шагнуть и зайти. Оттуда несло жаром, густыми сенными запахами. Заходили осторожно – обратно выскакивали. Красномордые, разгорячённые – пар столбом, выдыхали глубоко: «УУУУх, уух…», – и мигом к крану, шайку ледяной речной воды на голову… «ОООх!». Вот теперь порядок.

Временами в помывочную заходила служивая женщина в синем халате, укладывала горкой пустые тазики поближе к кранам, заметала в угол парилки мокрые березовые листья. «Ну, ты, Катерина, перестаралась сегодня. Дров не пожалела, дала жару… Чуть не померла». Банщица незлобно оправдывалась: «На вас не угодишь». Она «из фабричных», но давно хозяйничала при бане, топила, подметала, питьевой бачок в раздевалке колодезной водой заливала, билеты продавала копеечные, взрослым по 20 копеек, детям - за пятак. В загашнике у нее и нашатырка была, и йод, и бинтик – всякое в бане случалось.

Завершали банный день, когда уже темнеть начинало, суматошные хозяйки. Те, что прибежали с работы, курам наспех крупы сыпанули, в огороде картошки подкопали к ужину, плиту растопили, корову в хлев загнали… Бегом, бегом… Баня еще держала тепло, парилка не обжигала, а душевно грела, да всё равно это было. С мытьём не рассусоливали, просто рады были случаю присесть, замедлив нескончаемый свой бег, погреться ласковым теплом, перевести дух в подостывшей бане. А то все неслись незнамо куда, словно курица с отрубленной головой. А тут, у шайки, отключались в оцепенении на минуту-другую, бездумно волоча мочалкой по руке. Да и что это мытьё – через полчаса как его и не бывало, корова вон не доена ещё.

Здесь когда-то жилиЗдесь когда-то жили

Вроде, и закрывать баню можно – ан нет. Ждали последнего посетителя – тётю Таню. Так уж в деревне той повелось. Танька – продавщица в сельмаге. Она в 10 вечера закрывала свою лавочку на замок и неслась в баню. Знала, что поджидают её там. Банщица в подоткнутом халате уж и полы в моечной из шланга окатила, лист березовый с парилки выгребла, в раздевалке веником под лавками пошуровала, закидывая подзабытые платки – носки – мочалки в угол. Теперь немного с Татьяной посидит, спинку ей потрёт. Напоследок, еще и все кости деревенским напару перемоют, как же без этого.

Вот теперь - всё. С пятницкой баней закруглились.

Завтра суббота – мужской день, «мыло, мочало, начинай всё сначала». О помывке мужиков - ну, что сказать? А ничего… Потому, как ничего там интересного нет: парилка – передых – пиво, потом сызнова парилка – передых – пиво. Знаю одно – дров для мужской бани уходило поболе, парилка у них погорячее, на всю катушку, любят они погорячее. Зато всем известно, что это был праздничный день для Зинки – буфетчицы, в банный день все мужики - её. В смысле, там, в пивном буфете. Зинке палец в рот не клади, не зря смолоду за ней талант особый запримечен – пивком торговать. Так, а чего – товар ходовой, разбавляемый, клиент массовый, не капризный, знай себе улыбайся и дело свое делай. У неё не забалуешь, совсем уж назюзюканных в буфет - ни ногой, под зад коленкой и дрыхни в кустах.

Зинаида ждала мужскую баню, как манну небесную: бигуди с ночи наверчены, столы протёрты, кружки пивные намыты. Загодя из райцентра завезены снетки сушёные, черные сухарики солёные. Даже пиво по субботам не слишком шибко водой разбодяживала. Ведь и так хорош прибыток субботний – одна, две, три… пять кружек пива после бани – ритуал, да и с собой домой «кажный» мужик двухлитровый бидончик пивка прихватывал и гостинец для умасливания в виде лимонада «Колокольчик», детям и жене…

Женщины Зинку не любили, а мужики – те уважительно: «Зинаида Васильевна…»

Ну вот и помылась деревня, за два дня управилась. Неделю в чистоте будет жить. Баня, («байня»– еще так говорят деревенские), хоть и общественная, а всем по душе. И вот что любопытно, за все годы ни одной хвори из бани не вынесли, ни одна зараза, грибок там всякий, от того мытья ни к кому не пристал. Потому, как все в ней было натуральное и с добрым общением. Так думаю.

P.S. Весь 20 век, считай, проработала фабрика. С началом нового столетия фабрику закрыли и разрушили, вместе с общественной баней (здание-то, думаю, послевоенной постройки). Рушить у нас от души получается. Развалины, поросшие крапивой, так и стоят по сей день.

Бывшая фабрикаБывшая фабрика

Я вот чего так долго про «графские» и фабричные благодеяния рассказывала… Нет этого всего в деревнях ныне – ни фабрики, ни бани, ни больницы, ни аптеки, и много еще чего нет, что было: двух скотных дворов, МТС, пекарни, гостиницы, клуба, кино, библиотеки… Да, чего там – деревень целых нет, следов не осталось. Видно, я чего-то в жизни до седых волос и не поняла… Может, и не нужно это все сейчас? В нас ведь, в людях, всякого разного намешано – и общественного, и личного… Может, нахлебались благ уже из общественного котла, захотелось своё всё иметь, на «дядю» не рассчитывать. И не рассчитывают, каждый сегодня выживает, как может. В домах, обнесённых заборами («с соседом дружись, а тын городи»), – и телевизоры, и антенны спутниковые, окна пластиковые, бани личные под боком, в огородах. Работать, правда, негде. А случись, бабульке укол там понадобится срочно от давления иль сердечный, звони в райцентр, фельдшера рядом нет… и аптеки нет, со срочной мазью от ожога или таблетки от желудочного недуга… и книжку в библиотеке не возьмешь…

Старый мир разрушим до основания… А зачем?
Может, в другую сторону, как всегда, палку перегибаем?

А вот непотопляемый «общепримиряющий» буфет с пивом по сей день сохранился. Это да… Функционирует…

Окончание следует

Статья просмотрена: 463
Рейтинг статьи: 3
Bookmark and Share
Страны: Россия
Нина Коржавина
Нина Коржавина, 14.10.2017 в 02:08
Источник изображений: Константин Коржавин, а также из архива автора
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 4 )
 Кирпищиков
... Окунуться с головой в холодный чистый омут и отправиться к своим истокам... Вышибает слезу не хуже, чем произведение "Сталкер" или после просмотра одноимённого фильма Тарковского по мотивам Братьев Стругацких. Задевает за живое у кого ещё теплится душа, которую не смог раздавить тяжеловесный дорожный каток в череде хаоса бестолковых реформ. Таких примеров множество по Руси. Приведу из них один. У порога "Буркан" (жаргонное название "Ревун") на берегу реки Исеть, где издавна проводились соревнования по технике водного туризма разного уровня, на правом берегу реки издавна исправно более 100 лет работала картонная фабрика, выпускающая идеального качества картон, она славилась своим качеством ещё при царе-батюшке. По той причине посёлок Горнный вблизи порога "Буркан" до девяностых годов прошлого столетия был зажиточным, ибо жителям посёлка было где работать и получать хорошее жалование. Однако пришли девяностые и картонную фабрику за бесценок скупил предприниматель - алкоголик, который выгнал вскоре всех работников предприятия, потом пропил всё оборудование в том числе уникальное, которое сдал на металлолом. Теперь жители посёлка ездят на работу (у кого исправная машина) в город Каменск-Уральский, или в Свердловск. Древние стены фабрики развалили, теперь там растёт бурьян. Вблизи реки с позапрошлого века исправно работала замечательная баня, построенная ещё до царя Николая второго. Мы в ней парились иногда после напряжённых соревнований на скалах или на воде, после прохождения порога, работал буфет. Отдых был замечательный после парилки. А на экскурсию, когда мы были школьниками начальных классов нас возили из городов, чтобы показать как делается картон на этой фабрике. Сколько варвары ещё разрушат прежде, чем прекратится этот хаос? Спасибо за душевный рассказ!
 Печенегов
Замечательно! Не перестаю восхищаться Вашим талантом, Нина, в бытописании! Образно, зримо, в стиле Валентина Распутина и Василия Шукшина. Спасибо Вам большое!
 Коржавина
Уважаемые мужчины, Степан и Сергей! Благодарю Вас за приятные отзывы. Вы - мои самые постоянные и доброжелательные читатели. Спасибо.
 Кутенина
Ниночка, какая же ты молодец! Ведь деревня для многих из нас - просто слово, и быт этот совсем незнаком. А твои записки почитаешь - и все становится живым и понятным. Спасибо, жду следующих частей!
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо